24.09.2014

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

После досрочного (в связи со смертью Сталина) возвращения из ГУЛАГа мой отец всё равно не имел права жить в Ленинграде, где его арестовали. Ютиться в крошечном мало-вишерском домике старшей родной сестры отца семья не захотела, и было принято решение ехать в воспетый Маяковским Кузнецк (тогда, конечно же, Сталинск, а Новокузнецк — с 1961 года), где отец как металлург надеялся найти работу и жильё. Но малая родина всегда жила в наших сердцах, и мы с мамой (отец работал без отпусков), а позже — и я одна, старались при первой же возможности туда поехать, иногда отступая от основного маршрута, чтобы посетить родственников.

Пять суток пути на поезде для нас — не проблема. Понятно, что впечатлений от таких путешествий всегда было море, однако самым сильным для меня неизменно оставалось свидание с НЕЮ, Родиной-матерью. Я видела её из вагонного окна в лучах восходящего солнца и под дождём, во время знойного летнего полдня и в свете прожекторов ночью, когда скульптура словно парила в воздухе. И каждый раз при этом явлении перехватывало дыхание, и каждый раз попытки сделать приличный снимок подаренной отцом «Сменой-6″ терпели фиаско. Прижавшись щекой к мутному вагонному стеклу, я смотрела, как удаляется величественный монумент, и всегда думала: «Приехать бы сюда специально, подняться на Мамаев курган, увидеть ЕЁ не на миг, а спокойно походить рядом, созерцая городскую панораму, подумать….»

И вот, спустя много лет, считая себя человеком, у которого исполнилось всё, чего хотелось в жизни, я неожиданно получаю подарок судьбы: эту поездку в Волгоград, о которой давно уже и не мечтала. Имея интуицию в слабом канале, я ещё и проверку фортуне рискнула «устроить», дважды отказавшись от поездки. Тем не менее, обычно нервничающая перед сборами, тут была абсолютно спокойна, словно знала: увижу ЕЁ непременно. Неспроста, наверное, мы встретились и со Светланой Феоктистовной, и заочно познакомились с её подругой Идой Александровной.

Монумент уже неоднократно мелькал за окнами наших автобусов, но пока что вот такой далёкий и убегающий — он не был моим: я должна была придти к нему непременно одна и постоять рядом в полной тишине. Быть может, тогда я пойму что-то очень важное, главное в своей жизни.

После бессонной ночи с 23 на 24 августа 2013 года, зная, что вечер у меня занят, а в полдень у делегатов поезда «Дружба» совместно с русскими мотоциклистами на Мамаевом кургане День памяти и скорби, и другого времени не представится, 24 августа 2013 года, в шесть часов утра я отправилась на свидание с Родиной-матерью.

Стоял неимоверный зной, но на лестнице, ведущей на Курган, к моему удивлению, было уже довольно много людей.
Неужели я столько раз проезжала по ЭТОЙ САМОЙ дороге?!!

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Вот она: высота 102

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

И второй раз я удивилась ещё сильнее, когда чуть поодаль увидела поднимающихся наших… детей войны!

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Сразу видишь резкий контраст между чахлыми городскими посадками и тем, что растёт на Мамаевом кургане. Здесь налажен капельный полив, и потому трава, берёзы, ели и прочие зелёные насаждения в прекрасном состоянии: всё крепкое, красивое, сочное, яркое

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Ситуация у подножия Кургана по сравнению с утром кардинально изменилась. Чуть позже народ на ступенях расступится, сделав для наших делегатов и приехавших следом за ними «Ночных волков» живой коридор.

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

И снова тяжёлые 200 ступеней, но теперь уже под аплодисменты многочисленных волгоградцев

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Всё это трогало до глубины души. Как же пожалели в этот момент дети войны о том, что после вчерашнего не надели свои парадные мундиры сегодня

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Под скорбную музыку в Зал Воинской Славы...

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

...движется непрерывный поток. И вот он — Вечный огонь Волгограда, увиденный собственными глазами. И какое-то оцепенение от этой мощи, и слёзы в глазах…

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Венок от детей войны Севастополя

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Склонил свои знамёна «Севастопольский ритуал»

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Людей очень много. Задержаться нельзя. Хирург оставляет запись в Книге почётных гостей

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Следом за ней в Книге появляются стихи Анны Фёдоровны

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Далее русские мотоциклисты отправляются к Храму Всех Святых

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

для передачи икон, привезённых из Севастополя

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Интересно, что после окончания службы первым из храма вышел губернатор Волгоградской области Сергей Боженов, а за ним неожиданно — Александр Андреевич Проханов собственной персоной

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

В колокола звонил один из «Ночных Волков»

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Анне Фёдоровне посчастливилось немного пообщаться с Александром Прохановым, выразив свою благодарность ему за его непримиримую правдивую позицию по освещению прошлого нашей страны. «Дерево в Кабуле» — сказала председатель ОО «Дети войны Севастополя» — кни

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Вместе с Хирургом, у которого вручённая «Ночным волкам» в Храме Всех Святых на Мамаевом Кургане икона...

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

...желающие поднялись к самому подножию Родины-матери, откуда открываются грандиозные виды

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Севастопольцы пользовались невероятной популярностью: их фотографировали (особенно защитницу Графской пристани Галину Николаевну Онищенко)

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

Фотографировались с ними, брали интервью (здесь А. Ф. Цысарь даёт его для Волгоградского телевидения). И каждый раз люди уточняли: «А правда, что Севастополь — это Украина»? И очень удивлялись положительным ответам.

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

По инициативе члена Союза ветеранов города Ялты участника войны Сидорова Михаила Дмитриевича, также совершившего путешествие в Волгоград (на фото — второй слева), делегация

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

в специальной капсуле

«Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган

везла священную волгоградскую землю, взятую с места самых ожесточённых боёв и бессмертных подвигов во время Сталинградской битвы. Так сказано в сопроводительном письме.

Array

Array

«Вообще они, что ли, после байк-шоу не отдыхали?! Нет, какие выносливые наши ветераны! Я по сравнению с ними просто развалина», — думалось мне. Значит, не только у меня было желание без толпы, в тишине преодолеть эти двести ступеней, каждая из которых означает один из дней героической обороны города. Одна ступень — и тысячи убитых мирных жителей, среди которых беженцы и эвакуированные. Одна ступень — и десятки подвигов их защитников, известных всему миру и оставшихся безымянными навеки.

Очень тяжело было пониматься по этим ступеням…

Далее к монументу «Родина-мать» каждый идёт один со своими сокровенными мыслями…

Но нужно было спешить: на сегодня Анне Фёдоровне удалось договориться об обеде для группы, а после него — на Мамаев курган со всеми.

Зайдя в комнату, вижу хитрые лица соседок:
— Ты знаешь, что мы уезжаем завтра, а не сегодня?
— ШУтите?
— Какие уж тут шутки: волонтёр объявил. И говорит, что так было запланировано изначально.
— Так, может, это для того, чтобы, всё-таки, подписать договор?
— А кто ж его знает? Нам не говорят.

Выхожу в коридор. Среди людей паника. Кто-то спрашивает, где поблизости переговорный пункт: надо сообщить домашним о задержке здесь на сутки. Кому-то надо было участок поливать 26-го, кто-то обещал в этот день понянчиться с ребёнком дочери, большинство придут встречать на вокзал, и надо было дать родственникам отбой…

Сразу по приезду в Волгоград я поставила местную сим-карту, все свои проблемы с её помощью, вроде, решила и отдала телефон нуждающимся. По нему звонили, пока на счету не закончились деньги.

Я же была рада, что мы уезжаем не сегодня. Хотелось посетить Панораму, искупаться в Волге, посмотреть город, и, кажется, кое-что из этого теперь удастся.

Итак, мы едем на Мамаев курган.

Как всегда, скрупулёзно вместе с волонтёрами Анна Фёдоровна по три раза пересчитывает членов своей группы. Все в сборе, и можно отправляться на одно из самых волнительных мероприятий.

Интересно, что везде стоят таблички с надписью: «По газонам не ходить» (на последнем фото видна такая слева внизу).

Но дело не в этом. В этот скорбный день даже вот такое массовое посещение Кургана его не испортило. За довольно длительное время пребывания здесь мы смогли убедиться, какая на этой огромной территории идеальная чистота. Здесь нет…урн. Потому что нет…мусора. На всю территорию лишь несколько сувенирных киосков и палаток, где продают воду. Расположены они так, что их практически незаметно под развесистыми деревьями или где-то в укромных местах. Всё подчинено одной цели: возможности скорбеть и размышлять о самом возвышенном.
Появились сообщения о том, что волгоградцам захотелось приехать в Севастополь с ответным визитом.

Представляю, что с ними будет, когда они начнут подъём к той же Панораме, которая предстанет перед ними из-за палаток торгашей в окружении чахлой растительности, бомжей, бродячих собак, переполненных мусорных урн и гоцающих прямо по газонам хамоватых всадниц на вонючих лошадях. Хотя последних, как оказалось, у них — увы — тоже предостаточно. Но об этом — в следующей, последней части моего повествования.

А сейчас мы на Мамаевом кургане.

Встретили мы здесь гостей и из крепости-героя Бреста, и москвичей, и белорусов… У всех при виде севастопольских эмблем в глазах появлялось особое радостное чувство.

В связи с продлением нашего пребывания в Волгограде на сутки, у нас появилось свободное время. Кто-то решил посетить музей Сталина, кто-то пошёл в храм, кому-то захотелось побыть на Мамаевом кургане, кому-то посмотреть город…

Мне же нужно было готовиться к поездке на байк-шоу, поэтому в спешке я поспрашивала у некоторых музейных сотрудников, не знают ли они, головы каких именно солдат на Мемориале были вылеплены будущим севастопольским скульптором Вячеславом Яковлевым, а тогда ещё студентом Московского высшего художественно-промышленного училища? Мастерство студента было высоко оценено автором Волгоградского Мемориала Евгением Вучетичем, эти головы потом тиражировались, а Яковлев получил от мэтра рекомендательное письмо для работы в Севастополе по окончании училища, что было очень высокой честью.

К сожалению, те, с кем я беседовала, слышали об этом впервые.

По инициативе члена Союза ветеранов города Ялты участника войны Сидорова Михаила Дмитриевича, также совершившего путешествие в Волгоград, делегация в специальной капсуле везла священную волгоградскую землю, взятую с места самых ожесточённых боёв и бессмертных подвигов во время Сталинградской битвы. Так сказано в сопроводительном письме.

26 августа в поезде её было решено разделить на три части для музеев:

1. Городу-герою Севастополю. Представитель: руководитель нашей делегации Анатолий Георгиевич Пономарёв (на фото — второй справа).
2. Столице Автономной республики Крым городу Симферополю. Вручена кавалеру двух Орденов Славы Ивану Ивановичу Робаку (на фото — первый справа). Кстати, с Иваном Ивановичем ездил его внук русский мотоциклист из симферопольского клуба «Ночные волки» Валерий Зайка, в Волгограде принимавший участие во всех акциях «Ночных волков».
3. Городу Ялте. Представитель Сидоров Михаил Дмитриевич.

Екатерина Васильева
Видео и фото автора и Г. Макаровой.
Окончание следует. «Севастополь — Волгоград — Севастополь» глазами пассажира седьмого вагона. Мамаев курган