31.01.2015

Александр Хирург газете «New Times»: «Я сделаю все, чтобы до Президента ни одна тварь не смогла дотронуться». (Читайте полное интервью)

Александр Хирург газете «New Times»: «Я сделаю все, чтобы до Президента ни одна тварь не смогла дотронуться». (Читайте полное интервью)

Лидер байк-клуба Ночные волки — один из ярких и деятельных представителей нового русского консерватизма — рассказал The New Times, как он собирается бороться с оппозицией, и в чем для него разница между Сталиным и Путиным.

Что такое для вас консерватизм?

- Для меня это следование каким-то своим традициям, ценностям. Это само по себе здоровое явление.

Какие ценности нужны нашему обществу?

- Прежде всего, православие. То, что является фундаментом нашей страны. На примере разложения Украины ярко видна судьба общества, утратившего ценности. Кораблю без цели ни один ветер не будет попутным.

Вторая ценность — это такое понятие как родина, государство. Отсутствие этой ценности привело нашу страну к катастрофическим последствиям. Если мы посмотрим на ее историю в последнее столетие, то увидим, что при Сталине, когда государство было объявлено высшей ценностью, страна добилась невероятных успехов. Мы сейчас, даже находясь в XXI веке, проедаем остатки того, что оставил нам Сталин.

А есть ли разница между родиной и государством?

- Для меня родина обладает собственной душой, это что-то живое.

А у государства есть душа?

- Государство всегда будет считать высшей целью умножение мощи страны, а родина — спасение души. Государство всегда работает на себя, а родина — на небо. — Поэтому я называю Россию родиной. Нам нужно добиться, чтобы умножение мощи государства вело к спасению души, а спасение души к умножению государственной мощи!

Свобода для вас является ценностью?

- Безусловно. Я за нее всю жизнь борюсь. Только дьявол всегда соблазняет свободой. И первой жертвой как раз и были Адам и Ева. Коммунизм в нашу страну приходил под теми же лозунгами свободы и равноправия, как и демократия. Сейчас мы опять боремся за свободу, защищая страну теперь уже от американской демократии.

Можно ли ради главной ценности — государства — убивать невинных людей? Как, например, Сталин расправился с русской церковью: к июню 1941 года в СССР на свободе оставалось четыре правящих архиерея. Остальные — либо расстреляны, либо в лагерях.

- Всю жизнь я и миллионы русских людей слушают подобные истории, ими, как ядовитым раствором промывают мозги с детского сада, но происходит необъяснимое — Сталин по-прежнему является кумиром русской истории, непревзойденным вождем. Сталин создал нам грандиозное государство, выхватив «русскую цивилизацию» из бездны, в которую рухнула русская история после краха Романовых.

Любой кризис, будь то война или революция, предполагает кровь! Причем если мы ничего не будем делать, крови прольется еще больше, так что это не аргумент, вопрос нужно ставить: не как избежать крови, а как избежать большой крови. Имеем ли мы право критиковать его после всего, что он нам оставил? Нет никакого права осуждать Сталина всем этим защитникам американской демократии, они творят зла в сотни раз больше, чем он.

Пятая колонна

Кто эта «современная пятая колонна» в России?

- Ну зачем мне повторять слова президента Путина? Определение прозвучало, и я с этим целиком согласен. [«Пятая колонна» — это те люди, которые исполняют то, что продиктовано интересами другого государства, их используют в качестве инструмента для достижения чуждых нам политических целей». В. Путин]. Хотели добить страну, но не добили. Считали, что это поваленное бревно, а при Путине это стало не так. Имя Сталина дает нам сейчас, в XXI веке, возможность жить и не быть уничтоженными. Рядом с ним даже близко не было личности такого масштаба, и вот у нас появился такой президент, как Путин. Да его на руках носить надо!

Вам не страшно Путина со Сталиным сравнивать?

- А я и не сравниваю. Путину каким-то чудесным способом удается добиваться своих целей без крови. У него есть чутье, он знает, как поступить. Благодаря ему Севастополь освободили без жертв, только один казак из Сталинграда погиб. Путин сделал самыми преданными союзниками Чечню вместе с Кадыровым. Это его воспитанник, который готов умереть за Россию. Кто это смог бы сделать? Он добивается результатов по-своему. И пока без крови.

А то, что Сталин кровью добивался результатов, — это вызывает уважение?

- Вызывает уважение то, что он превратил народ в героев и открывателей. Сделал грамотным крестьянина и чумазого кочегара. Он разрушил пределы достижимого, добился невозможного! Он победил. Демократия уничтожила людей значительно больше, чем это приписывают Сталину. Мне нравится то, что он вызывает такую ненависть и страх у врагов в России.

Вы часто видитесь с Путиным? О чем говорите?

- Это как беседа сложится. Последний раз виделись в начале года, еще до освобождения Крыма. Я ему тогда рассказывал про Севастополь, где мы каждый год проводим байк-шоу, звал его приехать. Сейчас из-за кризиса ему не до Хирурга и не до мотоциклов. Вообще я о Путине очень высокого мнения. Для меня это президент, которого давно ждала моя страна, я буду всячески способствовать его максимальному сроку пребывания у власти. Я сделаю все, что смогу, чтобы до него ни одна тварь не смогла дотронуться. Я считаю, что родить такого президента в ближайшем будущем не получится. Он еще, помимо всего прочего, просто фартовый. Как он это делает, вряд ли кто-то еще мог бы сделать. И мы видим результат его действий.

Ответ «Майдану»

15 января вы со своими единомышленниками объявили о создании движения «Антимайдан». В чем его главная задача?

- На данном этапе недопущение обрушения государства. На множестве примеров мы видим, как после каждого обрушения государство становится значительно слабее, превращаясь в обрубки, которые кровоточат по сей день. В конце концов оно превратится просто в территорию, где проживает население, с которым можно поступать как хочешь. Наша задача — спасти родину.

От кого?

- От глобального сатанизма.

Что это за люди? Что за организации?

- Это Запад. Он сейчас инициирует эти процессы. Воевать сейчас с нами они не станут, пока на заводах, построенных Сталиным, делают ядерные ракеты. Единственный их путь — использовать технологии, которые они обкатывают по всему миру. В нашем случае, это, конечно, Майдан. Повторить Майдан в России.

Вы с Путиным обсуждали идею создания «Антимайдана»?

- Нет, никогда. Более того, идея этого движения пришла мне спонтанно. Я идею «Антимайдана» ни с кем не обсуждал, ни с Путиным, ни с сотрудниками администрации президента. «Антимайдан» уже давно сам существует, с начала беспорядков в Киеве. Я тоже ватник, я — колорад, и мы тоже титушки! Ребята из нашего отделения в Киеве были самыми первыми участниками «Антимайдана». Мы тесно общались с госпиталями, когда привозил помощь для «Беркута» я общался с Сашей Захарченко из донецкого «Оплота» с Женей Жилиным из харьковского «Оплота».

Люди, которые вышли 15 января на Манежную площадь с георгиевскими ленточками, — это «Антимайдан»?

- Да, это «Антимайдан».

Ваша организация включает в себя разные существующие группы, Национально-освободительное движение например?

- Мы пока не можем говорить о какой-то сложившейся организации. Для становления жесткой организации нужно очень много времени. Пока мы не можем сказать, будет ли это жесткая организация или стихийные проявления.

В России «Антимайдан» будет противостоять выступлениям оппозиции?

- В том числе и таким. Понятно, что нельзя путать политику и, например, борьбу учителей за свои права.

А борьба за честные выборы?

- Если говорят, что выборы были нечестные, а они на самом деле честные, то, конечно, это Майдан.

Последние выборы в Думу были честными?

- Я не следил. К сожалению, Дума забита «политическими флюгерами», не имеющими твердых убеждений. Их единственная цель — не оказаться на обочине при очередном переделе власти. Поэтому для меня гарантом власти, опорой и надеждой является президент России. И народ — опора России, а не Дума.

Появятся ли в «Антимайдане» региональные отделения?

- Я думаю, что будут, нам много пишут из регионов.

В январе 2005 года была проведена монетизация льгот, и по всей стране начались стихийные протесты. Сейчас в стране опять кризис. Если на улицы выйдут пенсионеры и безработные, «Антимайдан» будет с ними или против них?

- Если это не будет угрожать государству, то «Антимайдан» может поддержать людей.

Перекрытие Транссибирской магистрали, например…

- Это против государства.

То есть «Антимайдан» будет вмешиваться?

«Антимайдан» должен вмешиваться раньше. Любой чиновник должен отвечать за свои действия перед народом.

Но ведь для борьбы с коррупцией есть прокуратура, Счетная палата, Следственный комитет. Получается, институты, которые должны обеспечивать порядок, не работают? Государство — слабое?

- Если нет поддержки народа, то государство всегда будет слабым.

Да, но сейчас поддержка есть, а государство все равно слабое…

- Мы ему должны помочь, но оно не такое слабое — мы же вернули Севастополь и Крым. Понятно, что враги России будут пытаться использовать недовольство человека, трансформируя его протест в разрушение. Это «Антимайдан» и должен объяснить людям, чтобы дело не доходило до протестов.

Домашнее чтение

Что вы сейчас читаете?

- Сейчас круглыми сутками работа, читать некогда, но время от времени тянет на Булгакова. Когда я один на один со своими мыслями, я могу открыть «Мастера и Маргариту»: «Тьма, пришедшая со стороны Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город». Мощнейшие описания, ты прямо видишь это. Чехова я использую в качестве наглядного пособия, когда есть какие-то проблемы с выпивкой у членов нашего клуба. Я заставляю такого байкера полностью выучить наизусть рассказ «Средство от запоя». Если опять сорвется, тогда уже выгоняем из клуба.

Нравится читать некоторые труды Сталина. Сильнейшее впечатление произвела на меня «Беседа Сталина с Коллонтай» говорит о том, что нам никогда не простят наши заслуги и достижения. Нам будут жестоко мстить. Сталин говорит о новых поколениях: «Свое будущее они будут строить на нашем прошлом». Он все это предвидел.

«The New Times» и Кирилл Михайлов