20.09.2014

Памяти Белого. Однажды в Пригороде

Памяти Белого. Однажды в Пригороде

ПРОЛОГ

«от него пахло солнцем и морем»

Несмотря на вечер и рабочее освещение ночного клуба он выглядел загорелым настолько, что от него пахло солнцем и морем.

— С возвращением Братка!
— Ну и шо вы тут? — традиционно по-Полуостровному поздоровался Белый.
— Хоть бы шо! Пашем пока ты кайфуешь на родных просторах — шутливо ворча, встречающий бородач обнял крепкого коренастого друга.
Октябрьский вечер не был холодным, по открытой площадке клуба дефилировали ленивой походкой гости, менялись местами курсирующие через ворота мотоциклы.
— О! Белый, отлично! Как там Город-Герой? — не дожидаясь ответа хрипатый голос быстро продолжил — пошли в мастерскую, два дня до мероприятия никто ничего не хочет делать, все валят на тебя. Техника не готова, свет не собран, Рыжий мямлит ничего не делает, давай Брат, за дело.
— Иду, иду. Все как всегда — расплылся в улыбке коренастый и бросив сумку во дворе зашагал в ремзону.
Работы предстояло много, но не больше чем обычно. По сравнению с ежегодным фестивалем, закрытие мотосезона готовили в небольшом городе неподалеку от Мегаполиса. За всем, что касалось технической части уже привычно бежали к нему, зная, что сколько бы не молчал — это было любимой формой диалога Белого, все-равно поможет.
На заднем дворе несколько человек ведя оживленную беседу не заметили его приближения:
— Да забей ты на эту суету, вопрос висит открытым уже не первый месяц, сейчас полно текущих дел по подготовке к зиме. Отопление дурит, реконструкцию внутренней сцены летом сделали? А утепление так и не восстановили, на сцене то оно теперь классно, да только дубняк будет. Вместо ведущего будет у тебя зомбяк замороженный выходить к микрофону. Некогда сейчас кататься по всяким разговорам.
— Это не всякие там разговоры, человек сам попросил — мы ему её дали, знал насколько это ценно и теперь говорит, что возвращать нечего, все сгорело!
— То есть как это?
— То есть так это, позвонил Деду и заявил, мол назад я вам ничего не верну. Все сгорело и разговаривать не о чем!
— Шо вы тут языками сплелись, пошли оборудование готовить, говоруны — прервал Белый, видимо давно уже ведущуюся ни о чем, беседу.
— Братан, но вот ты как считаешь?
— Я считаю до двух, марш делом заниматься. Неделю меня не было, а вы так и жуете одно и тоже. Вы бы так лебедку над сценой ставили, по сто раз все проверив…

Отмывшись после работы в мастерской, Белый направился к камину. Жутко хотелось кофе, который здесь для особо ворчливых подавали в роксах.
У камина уже «ужинали» (дело близилось к рассвету) друзья, лица которых были рядом в дороге, в работе, ну и конечно за столом.
— Здорово, Брат!
— Здорово, шо на общак дают?
— Лапша и что-то похожее на котлеты с гречкой.
— Ну это ты у нас отвечаешь за то, шо бы котлеты были котлетами!
— Не слушай, нормальная еда.
— Это на Полуострове еда, а у вас в Мегаполисе пластмасса. Шо не возьми, то или без вкуса, или без запаха. Вот на Полуострове помидор понюхаешь…!
— Ну все! Началось. Глобус полуострова приехал — и небо! На Полуострове небо!
— Да Братан, в Мегаполисе неба нема. Наташа, дайка мне кофею и покушать чего.
Очень хотелось спать и есть. Тепло от камина усугубило дело и Белый развалившись на лавке, радуясь возвращению в клуб, стал хвастаться фотографиями последних дней на море. Вот он с детьми и супругой, вот на мотике прямо у линии берега, вот с древним другом из родного города.
— Не трави душу, Братка. Солнышко, море, Полуостров… А тут сыро и серо.
— Шо у нас завтра?
— Должны привезти новые диммера и лампу для проектора. Еще посмотри пожалуйста — вода в гостевых комнатах плохо идет.
— А шо там Петя Пригородский опять собирается ехать выяснять отношения с Жорой и Голубевым?
— Да, уже сотый раз едет, как в Париж. Каждый день собирается. То они уехали, то трубки не берут, то понос, то золотуха…
— Сегодня опять «собирались», и завтра будут собираться.
— Так, а шо, какая муха укусила Жору, шо он в бычку попёр? Он реально все сжег? Он же понимает, что вещь ценная и восстановить её нереально. Так не делается.
— Думаю дурака валяет, решил что сможет просто себе оставить или кому-то подогнать.
— Ну и дурак. А Голубев шо? Он же вроде там старший?
— А ни шо. Говорит хотите приезжайте.
— Ой опять вот эти понты, нельзя просто по-человечьи закрыть вопрос, да и всех делов?
— Ладно давайте отбой, светло уже. Вставать через несколько часов.

Засыпая Белый вспоминал как весной они с Жоркой решали проблемы с экономией электричества клуба, как тот приезжал за советом и сам старался помочь. Неужели все это для того, что бы получить её и теперь сжечь? Дурь какая-то. Нормальный вроде пацан. Может самому с ним поговорить?
И все-таки нету у вас здесь неба, все дерганые, усталые, серые и злые.
Небо на Полуострове! И сезон одиннадцать с половиной месяцев в году на полуострове.
И как же там пахнут ПОМИДОРЫ! А янтыки… Глаза налились тяжестью и вот он едет на своем черном VTX туда, где готовят лучшие янтыки на Полуострове. Он знал каждую дорогу, каждый поселок и городок на Полуострове. Знал где с войны остались пласты старого артиллерийского пороха, знал с какой скалы можно спрыгнуть без риска свернуть шею, где найти прохладу в самую страшную жару.

К вечеру все было готово. Оставалось утром не проспать. Народу много, вроде все успели.
Петр перемещался между группами стоящих на улице людей.
— Вопрос необходимо закрывать.
— Петь, давай завтра. Завтра все-равно поедем колонной по Пригороду, как раз будем проезжать в двух шагах от гаражей Голубева. Сейчас там может и не быть никого.
— Они там. Они специально назначили дату закрытия в один день с нами! Наверняка сейчас тоже готовятся.
— Ты звонил?
— Нет, а что толку? Как только я звоню они уезжают, пропадают или очень заняты. К нам они ехать отказываются.
— Ну допустим приедем, допустим Голубев на месте. Жоры наверняка нет, он дома в Мегаполисе уже. Ты на время посмотри. Да и пацаны уже устали.
— Вот пускай Голубев тогда и ответит! Если не могут вернуть нашу, пусть отдадут свою. Никого не трогаем, но взамен нашей заберем их.
Разговоры велись уже не первый час, народ собирался разъезжаться по домам.
— Петр, что ты собираешься делать если они просто закроются и пошлют нас на хер?
— Тогда поедем завтра колонной!
— Ну опять по десятому кругу! Давай завтра и поедем.
— Завтра поедем если сегодня не получится её вернуть. А сегодня может Голубев сам все отдаст.
— Ага, отдаст он. А ты не думал, что Жора тебя просто дразнит. И готов к нашему визиту? Понимаешь, чем провокация может закончится? Вопрос муссируется уже давно, все в курсе, наши в негативе, Голубевские тоже.
— Да ничего там не будет. Ну ждут они нас. Главное что бы с нашей стороны не было каких-то неадекватных действий! А они там пусть делают, что хотят. Не станут говорить, приедем завтра не таким составом, а всей колонной. Вся область Мегаполиса обещала быть.
— Ну нас и сейчас не менее тридцати.
— В качестве предупреждения вполне внушительно. Если приедем втроем и разговора не получится, начнут борзеть, они с травматами, в гараже собирались видео поставить. Возможно газом запаслись.
— Знаете, если ехать сегодня, то ни в коем случае не брать ничего, что может спровоцировать свалку. Всем оставить травматы и прочую требуху.
— Ну да! И будет как в антикиллере — один пук и Голубевские с перепугу начнут палить.
— Значит идем к гаражу не более десяти, сколько их там обычно бывает?
— Человек пять — семь, но рядом еще скутеристы, могут и они быть.
— Этих надо исключить из разговора. Да, подходим человек десять, сторонних просим отойти и потом говорим по делу.
— А если все-таки?
— Никаких если, едем в жилетках, открыто. Если Петр будет сдержанно вести разговор, возможно завтра вообще не придется вспоминать об этой проблеме.

Глава первая

«не стреляй»

На подъезде к гаражам машина Петра остановилась.
— Ты чего, в родном Пригороде заблудился?
— Я в зеркало посмотрел, время уже за полночь, а у нас полтора десятка машин. Охрана может не пустить. И время такое, и народу толпа.
— Давай отправим кого-то вперед, если охрана откроет поедем все, если нет значит пойдем пешком как и говорили человек десять.
Одна машина ушла вперед.
— Белый, не спи замёрзнешь.
— От шо тебе надо? Шо мы тут торчим, поехали спа-а-а-а-ть, а? У меня в клубе есть коньячок с Полуострова. Возьмем по 50 и в люльку.
Со стороны развязки подъехало еще два автомобиля.
— Петр, а это кто?
— Я еще до выезда звонил Северянам и Рощинским, кто-то из них. Грузин, встречай парней.
— Они знают что и как мы обсудили? Грузин, скажи что бы не лезли никуда. Никаких ответов на провокации и оскорбления. И к гаражу без надобности пусть не лезут. И так народу полно.
У Петра зазвонил телефон.
— Звонил Леший, охранник не против. Спросил только к кому мы едем. Леший сказал, что к Голубеву.
— Ну поехали тогда все вместе. Там куда заезжать то?
— Да на входе поставимся у охраны. Что бы всей толпой не вваливаться. К ним пройти два ряда гаражей. Там метров 100–150. Если не пойдут специально смотреть, то увидят только несколько человек которые пойдут вперед. Остальные пусть у машин курят. Думаю нормально все будет. Пол часика потолкуем, да и по домам.
— Петь, ты Жоре звонил?
— Не берет.
— Говорили тебе, что он в Мегаполисе уже у жены. Пустое это все. Завтра все будут тупить с недосыпа с этими катаниями.
— Петр, единственное что нам действительно важно — это кто их так накрутил и надухарил, что Жора открыто ищет ссоры. В любом случае нужно взять у них телефоны этих людей. Их несколько пацанов, и они открыто нарываются на конфликт с сотней взрослых мужиков, это не на ровном месте…
— Ладно, посмотрим. Поехали.

Два года назад Белый решал подобную проблему, правда тогда они поехали вдвоем с Барином.
Южный город Полуострова, АЗС на въезде — их встречал президент местного мотоклуба Сыч.
— Почему вы решили, что мы можем прийти к общему мнению?
— Сыч, ты чем живешь?
— Какая тебе разница?
— Вы заявляете всем и вся, что вы вне системы, вне общества, вне закона. Так чем на хлеб зарабатываешь?
— У меня магазин, парни работают таксистами. Ремонтируем технику. Но это не значит, что нам можно навязывать свое мнение. Кофе будете?
Барин с кислой миной оглядывал местность. Несмотря на основную трассу, машин было немного, и напротив АЗС красовалась наглухо тонированная «шестерка» с тарахтящим в такую жару движком. Интересно, окна закрыты, кондея нет — «терпят сидят» — ухмыльнулся он в бороду.
— Я отлить. Белый, возьми мне капучино.
— Угу.
Туалет находился с обратной стороны АЗС, неподалеку от заправочных люков поплевывая семечками на асфальт, сидело трое беззаботных парней. «Конспираторы» — хмыкнул он про себя, возвращаясь к столику.
— Сыч, вас вроде в клубе десять?
— А что?
— А почему двоих не хватает? Ты бы парней позвал сюда, а то в машине взмокнут сидеть. И этих любителей отдыхать на раскаленном асфальте тоже.
— Братан, мы все обсудили — перебил его Белый — парни подумают, через пару дней увидимся.
— Ну что ж, катим домой.
Через несколько дней они вновь приехали к Сычу. Встречали их снова почти полным составом, с той небольшой разницей, что встреча была уже на центральной набережной, на традиционном мото-пятачке. Общались почти до утра, местные оказались довольно интересными собеседниками и очень любили историю своего города.
На рассвете Белый с Барином возвращались домой, обретя новых товарищей и увозя с собой десяток подтверждений этих новых отношений.

— Пошли общаться, хватит в потолок смотреть — машина остановилась между рядами гаражного кооператива. Белый посмотрел в зеркало на толкотню автомобилей паркующихся за ними.
— Что будем делать если не получится договориться?
— Пусть Пётр решает, я думаю порожняк все это. Если до сих пор разговора не вышло, так и не будет.
— Грузин, ты Рощинским сказал то, что я просил?
— Cейчас, а где они? Твою душу! Они вперед уже рванули! Лёлик, тормози их — Грузин рванул за быстро уходящими в сторону гаража Голубева парнями.
— Барин, давай в темпе — Белый не смотря на грузную комплекцию и сонливость энергично побежал за остальными.
Приехавшие последними Рощинские, наслушавшись в течении пары месяцев пересказов о поступке Жоры и его высказываниях, горели желанием участвовать при разговоре и первыми уже выходили на линию гаража Голубева.
— Пчела, стой! Петр будет говорить. — прокричал Грузин не успевая догнать их до выхода к гаражу.
Пчела и Ходок развернувшись пошли к нему навстречу.
Возле гаража Голубева, в тусклом свете мелькнула чья-то тень:
— Идут! Они здесь!!!
— Да стой ты, блять! — Грузин понимая, что ситуация поворачивается не самым лучшим образом, не останавливаясь добежал до гаража — Это я! Пого… твою мать! Ты что творишь?!!!!!!
Подходящие к гаражу Рощинские через пару секунд оказались рядом с Грузином, он держался за лицо и поливал матом любого, кто пытался его взять за руку.
— Охерели придурки? — Пчела влетел в гараж, за ним Барин, Белый и двое Рощинских.
Трое молоденьких парней в гараже кашляли от газа, но руки у них были пусты. Откуда взялся газ, вошедшим было непонятно. Возле дальней стены гаража с обеих сторон находились двери в соседние помещения, посередине стоял стеллаж с включенным компьютером, правая была закрыта. Но через несколько мгновений, когда один из приехавших подошел к ней оттуда раздался невнятный звук и еще один схватившись за лицо, спотыкаясь об оборудование издал такую же тираду брани, что и Грузин.
— На пол ложись — Барин понял, что дальше контролировать ситуацию будет непросто. Парнишка стоявший перед ним испуганно начал опускаться на пол.
Гараж наполнился едким газом, подоспевшие на крики распахнули воротины гаража. Все вышли на улицу, однако двое Рощинских несмотря на залитые газом лица оставались возле внутренней двери. Применивший газ распахнул дверь, с улицы было плохо видно происходившее, но были слышны звуки борьбы и падающих на пол гаража то ли инструментов, то ли другого металла.
Это продолжалось какое-то время.
— Грузин, ты как?
— Ни хрена не вижу, прямо в газа, мразь!
— Кто в подсобке?!! — возле подошедших к гаражу стояло несколько молодых парней, все молчали.
— Вы кто такие? Голубевские? В подсобке кто?!! — старый друг Грузина, Костян выкрикивал вопросы плюясь пеной.
— Да, нас сегодня приняли только сегодня. Там девушка внутри.
— Понятно. Возьмите данные у них, и рожи зафиксируйте.
Барин закрыл лицо от газа подолом толстовки и зашел в левую внутреннюю дверь гаража, там стояли мотоциклы. За ними укрывшись сидела испуганная девушка. Сочтя, что лучше будет оставить её внутри он выскочил из бокса обратно на улицу.
В гараже продолжалась невнятная возня, кто-то заходил в облако газа, кто-то выскакивал обратно.
Наконец все оказались на улице, газовое облако развеялось и в правом углу гаража, из проема появилось красное лицо Жоры! Он сделал пол-шага в гараж, в правой руке он держал длинный вороненый боевой нож, левой прижимал к уху телефон.
— Их здесь тьма! Человек сорок!
— Уймись и послушай — попытался докричаться до него Белый.
Жора продолжал что-то говорить в телефон. Двое Рощинских, первыми оказавшиеся возле внутренней двери в гараже и попавшие под газ, лежали на земле, Сашок стонал.
— Сколько еще в подсобке людей?!! — Костян продолжал вопить на молодых — а ну, ложись на землю ссучата! Вот так же как наши, только мордой в землю! Кто еще в гараже?!!
— Костян, хорош! Поехали отсюда — Петр пытался унять товарища.
— Я сначала узнаю какая гнида устроила эту канитель, и поедем Петя!
— Отведите парней в машины — Рощинских подняли с земли и повели на выход
— Все, пообщались. Давайте валить.
— Хер там! Я видел в подсобке несколько рыл сидит! Узнаем кто и уедем.
— Поехали, завтра будет разговор по всем вопросам.
Внезапно света стало больше, раздался громкий хлопок. Жора повторно вышел из подсобки и над воротами в металле стены засияла рваная дыра.
— Травмат? Петя ты бля говорил травмат?!! — Юрок вытаращив глаза смотрел на пробоину.
— Ни чего себе травмат! Это дробовик твою мать!
— Я хорошо стреляю — Жора стоял в гараже держа упором в плечо ружьё.
— Я вижу — спокойно ответил ему Серый, стоя на улице прямо напротив Жоры, годы службы в МЧС сделали свое, привычка говорить спокойно была скорее автоматической — не психуй, здесь твои же парни с нами.
Двух молодых подняли с земли, они подошли к распахнутым воротам гаража.
— Свои на землю!!! — Жора сделал шаг вперед, парни к которым был обращен призыв рухнули на землю, незамедлительно раздался выстрел прямо в стоящих возле правой воротины гаража людей.
Кто-то взвыл, приехавшие разошлись в стороны, однако прямо напротив гаража остался за перевернутым деревянным столом один из ночных гостей.
Справа от гаража находилась невысокая железная дверь:
— снимайте дверь, надо выводить его оттуда!
Двое крепких парней бросились к двери, выбить было нереально, недюжинной комплекции Ходок подобрав кусок металла свернул дверь и начал выносить её с петель ударами ног.
— Валите отсюда суки! — Жора кричал с надрывом голоса — валите или перестреляю! — снова выстрел почти прямо в воротину на уровне пояса, снова стоны. Еще выстрел.
Белый отбежал влево после первого выстрела, он видел как кто-то невысокого роста перевернул стол и укрылся за ним, понимая, что стрелок не собирается останавливаться Белый взялся за распахнутую воротину и толкнул её, пытаясь закрыть стол от обстрела. Воротину оттолкнули изнутри обратно. Не долго думая Белый схватил её за край и пошел вперед.
— Не стре… — через секунду очередной хлопок, тяжело крякнув и сделав еще шаг Белый рухнул на спину — ух больно как… — больше он не сказал уже ничего, хрипло сопя он лежал на спине в луже грязи.
— Тварь!!! Ты чё ублюдок сделал!!!
Кто-то из молодых Голубевских, не попавших в гараж вскочил и бросился бежать, но был сбит ударом ноги в грудь.
— Лежи дебил!
— Малой, у тебя броник был, тащи сюда быстро!!!
— Пошли прочь! Валите отсюда!!! — Жора подходил ближе к краю гаража.
— Парни забирайте Белого! Не стреляй придурок! Хорош!
Лёлик укрывшись за перевернутым столом или деревянным щитом увидел упавшего на землю Белого. Схватив изо всех сил деревянную конструкцию он бросился к Белому, попытавшись закрыть его от обстрела.
Следующий выстрел свалил его на асфальт, в плечо как будто ударили молотом.
Из гаража появился ствол ружья, Юрок склонившись над Белым пытался хоть как-то зажать рану. Снова хлопок. Холодок пробежал по спине у Юрка, дробь пробив правую воротину, просвистела совсем рядом над головой.
— Ты что творишь? Он умирает!!! — Петр нагнулся к Белому и случайно избежал этого выстрела. В ответ Жора выстрелил в его направлении еще раз.
Дверь справа от гаража сорвали и Ходок подхватив её на плечо, встав боком к гаражу пошел в сторону Белого.
Выстрел пришелся в дверь и едва не сбил его с ног. Сквозь дверь несколько дробин прошли и застряли в жилетке. Удержавшись на ногах он все-таки смог ненадолго перекрыть пространство между стрелком и истекающим кровью Белым.
Воспользовавшись, секундной паузой двое рванули Белого за куртку и волоком оттащили из-под обстрела.
— Ты ему пах прострелил!
— Валите отсюда — продолжал кричать Жора, он выстрелил снова и Ходок отходя назад, в сторону которую оттащили Белого, выронил дверь и схватился за лицо.
— Носилки, ищите из чего делать носилки!
— Кровь струей, не могу остановить — массивный Бородач склонился над раненым, хрип Белого затих — носилки быстрее!
Бегущий к нему с чем-то похожим на носилки схватился за плечо.
— Ты как?
— Не понял пока вроде нормально, куртка ездовая, в защиту попало кажется.
Где-то в гаражах найденную лестницу приладили в качестве носилок и Белого понесли к выезду.
Жора вновь пытался выйти из гаража.
— Не давайте ему выходить в проход!!!
Следующий выстрел раздался из стены другого гаража, Пчела присел на корточки.
Кто-то вытащил из зияющего пустотой дверного проема, откуда вывернули белую железную дверь канистру и облил, стоящий между ними и стрелком, рядом с гаражом мотоцикл.
Пчела мастерил факел.
— Сиди сука в гараже! Или зажарю к чертям собачим!!!
— Это шампунь! Ищите бензин, бензин нужен!
Не до конца придя в себя один из молодых друзей Голубева сидел на земле, в суматохе ему изрядно досталось, но тем не менее он помогал оказывать помощь Белому.
— Что ж вы натворили, вам конец — бросил ему уходящий к машинам Барин.
— Я медик! Возьмите меня с собой, я попрошу хотя бы помощь окажут нормально.
Проходя уже мимо охраны Барин понял, что парнишка был прав, непонятно кого и на сколько сильно ранили, зная нашу медицину, может и правда поможет пацан.
— Эй, Громозека, там пацан молодой он доктор вроде. Бери его с собой.
Громозека, вернувшись на линию гаража увидел как кто-то из приехавших держал за плечо молодого парнишку.
— Давай его сюда, он едет с нами. Почти все у машин, Пчела, уходим. Брось ты зажигалку эту! Валим.
Стрелок выйдя из гаража послал им вслед еще пару зарядов, но они были уже далеко…

Продолжение следует…